Россия включилась в борьбу за Африку

23 октября в Сочи открылся саммит Россия — Африка, в рамках которого также пройдет бизнес-форум. Какие факторы побудили Москву расширить связи с Африкой и сможет ли она потеснить на континенте Китай и Запад

В среду, 23 октября, в Сочи под председательством президентов России и Египта Владимира Путина и Абдель Фаттаха ас-Сиси откроется первый в истории саммит Россия — Африка. Сиси представляет не только одну из самых влиятельных стран континента, но и Африканский союз — межправительственную организацию, объединяющую 55 государств континента. На саммит, по данным Кремля, приедут главы 43 стран и правительств, еще 11 стран будут представлены на уровне министров и послов.

Идея саммита была предложена еще в 1989 году главой МИД СССР Эдуардом Шеварднадзе, рассказал РБК заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов. Однако в 1990-х годах сотрудничество Москвы с Африкой было свернуто, активность на этом направлении возобновилась только в середине 2000-х. Саммит должен стать свидетельством намерения России вернуться в Африку, убежден эксперт. Министр иностранных дел Сергей Лавров уверен, что форум придаст импульс развитию всего комплекса связей России с Африкой и сформирует повестку дальнейшего партнерства Москвы и континента.

Уже известно, что на саммите в Сочи будет объявлено о первой сделке возглавляемого Константином Малофеевым Международного агентства суверенного развития (МАСР). Агентство организует размещение суверенного долга до $500 млн для одной из африканских стран. Также на саммите состоится подписание меморандума о взаимодействии между Евразийским экономическим союзом и Африканским союзом. Об этом РБК заявил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тигран Саркисян. «Нам интересен Африканский союз, потому что это динамично развивающийся большой экономический рынок с населением в 1,3 млрд человек», — сказал он РБК.

Активность России на африканском направлении в последние годы стала неожиданностью для многих в дипломатических и экспертных кругах Запада, в том числе в Париже, сказал РБК директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьен. Спектр интересов Москвы на континенте довольно широк. Россия демонстрирует подвижки как в восстановлении связей с партнерами советского периода — например Анголой и Мозамбиком, так и со странами, которые традиционно входили в сферу западного влияния — Марокко, Нигерией и ЮАР.

Одной из задач российского руководства с самого начала возвращения в Африку стала мобилизация контактов эпохи холодной войны и конвертация идеологической близости с рядом стран континента в деловые отношения, отметил Дюбьен. Особенный интерес Африка представляет из-за своего ресурсного богатства, напомнил Бакланов: на страны континента приходится около 30% мировых запасов минеральных ископаемых, а на долю России — около 25%.

Главные экономические интересы России — добыча драгоценных и минеральных ископаемых, разработка газовых и нефтяных месторождений, создание проектов в сфере мирного атома, сказал РБК декан кафедры политических наук Университета Фри-Стейт (University of the Free State) в Южной Африке Теодор Нитлинг.

Есть у России потенциал и в других областях. В докладе «Россия — Африка: общий взгляд в 2030 год», приуроченном к саммиту, в качестве приоритетных направлений для укрепления бизнес-связей указан экспорт продукции сельскохозяйственного машиностроения, автомобилей и зерновых.

Перспективной является и отрасль удобрений. В октябре прошлого года российские компании «Уралхим» и «Уралкалий» выразили желание нарастить экспорт удобрений в Юго-Восточную Африку. В настоящее время российские предприятия экспортируют в регион около 100 тыс. т своей продукции в год. В ближайшей перспективе этот показатель может составить 500–600 тыс. т ежегодно, утверждал глава совета директоров «Уралхима» Дмитрий Мазепин.

Торговая динамика

Африка — единственный регион в мире, который наращивал импорт из России после введения США и Евросоюзом санкций против Москвы из-за ситуации на Украине.

Товарооборот России и Африки за 2018 год составил $20,4 млрд, из них $17,4 млрд приходится на российский экспорт, следует из данных ФТС России. С 2010 по 2018 год общий объем экспорта из России в африканские страны увеличился почти в три раза. Всего на Африку приходится около 5% от общего объема экспорта. В 2018 году крупнейшими направлениями российского экспорта в Африку стали Египет ($7,1 млрд) и Алжир ($4,8 млрд).

Особняком стоят связи России с африканскими странами в военной области. С 2014 года Москва заключила соглашения о военном сотрудничестве более чем с 20 из них. Среди них Центральноафриканская республика (август 2018 года), Мали (июнь 2019 года), Конго (май 2019 года), Руанда (октябрь 2016 года) и Мадагаскар (октябрь 2018 года). На саммите в Сочи Россия планирует подписать новые соглашения в военной сфере, в частности с Нигерией.

Большинство соглашений предусматривают подготовку африканских солдат, поставки нового вооружения, техническое обслуживание боевой техники, открытие представительств Минобороны в африканских странах и борьбу с терроризмом.

За 2018 год Россия поставила вооружений в африканские страны на общую сумму более $2,36 млрд, следует из данных издания Jane’s группы IHS (данные имеются в распоряжении РБК). Больше всего российского оружия закупают Алжир, Египет и Ангола. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), с 2014 по 2018 год около 75% импорта вооружений в Африке пришлось на страны Северной Африки — Алжир, Марокко, Ливию и Тунис. Причем на один Алжир — 56%, подсчитала SIPRI.

В 2014–2018 годах Россия обеспечила 49% импорта оружия в Северную Африку, тогда как США 15%, Китай — 10%, Франция — 7,8%, Германия — 7,7%. На российское вооружение также пришлось 28% импорта стран Африки южнее Сахары, на оружие из Китая — 24%, из США — менее 10%.

Россия заинтересована в укреплении политических связей в Африке. Страны континента имеют огромный ресурс в ООН, констатировал Бакланов: «Это больше 50 активных членов организации, которые представляют африканский континент и открыты к сотрудничеству с Россией». «На площадке ООН интересы Москвы и африканских союзников во многом совпадают. Это касается и отстаивания принципа невмешательства во внутренние дела стран, и создания многостороннего мирового порядка», — отметил заведующий Центра изучения российско-африканских отношений и внешней политики стран Института Африки РАН Евгений Корендясов.

Ранее министр Лавров призывал реформировать ООН таким образом, чтобы предоставить в нем больше прав африканским странам. Заявления России вряд ли приведут к каким-то реформам, считает Дюбьен. «Но если Россия сможет убедить африканские страны голосовать вместе с Москвой по таким вопросам, как Сирия или украинский кризис, это станет демонстрацией ее влияния», — сказал аналитик.

Эксперты назвали три препятствия на пути укрепления отношений России и Африки.

Недостаток мотивации и экспертизы бизнеса.

По словам Бакланова, государству стоит создать новые механизмы, которые позволят среднему бизнесу лучше понять преимущества работы в африканских странах и ее специфику.

Тарифные и нетарифные ограничения.

Страны Африки все еще применяют сложную систему пошлин и регламентов к другим странам, в том числе к России. Чтобы преодолеть эти вызовы, требуется активное сотрудничество с Африкой на уровне торговых палат и продвижение торговых реформ, указывается в докладе под эгидой проекта «Россия — Африка: общий взгляд в 2030 год».

Политическая нестабильность.

Многие африканские страны сталкиваются с политическими кризисами. Гражданские конфликты, в частности, продолжаются в ЦАР, Ливии, Демократической Республике Конго и Сомали. Актуальна и проблема исламистского терроризма. Нестабильность вызывает опасения у частного бизнеса и госкомпаний, она препятствует долгосрочным вложениям, сказал Бакланов.

Присутствие России в Африке не такое масштабное, как у США, Евросоюза или Китая. Если объем торговли африканских стран с Россией составляет $20 млрд, с США — около $54,2 млрд (данные за 2017 год), с ЕС — $303 млрд (данные за 2018 год), с Китаем — $148 млрд. Китай собирается вложить в страны континента дополнительно $60 млрд, ЕС — $40 млрд. В России обучаются 14 тыс. студентов из Африки, в Китае — 60 тыс., в ЕС — 52 тыс., в США — 37,7 тыс.

В то же время активность Москвы вызвала интерес западных стран. По словам главы Африканского командования вооруженных сил США Стивена Таунсенда, Москва оказывает негативное влияние на положение дел в Африке и может навредить американским интересам на континенте. Таунсенд, в частности, высказывал беспокойство в связи с предполагаемой деятельностью в Африке российских ЧВК.

Опасения в связи с укреплением позиций России в Африке выражали и страны ЕС. Глава МИД Франции Ле Дриан, в частности, критиковал действия России в ЦАР, назвав их «антифранцузскими». «Это не настоящая армия, а наемники, подчиняющиеся человеку, известному как господин Пригожин. Если он меня слышит за пределами этого зала, то пусть знает, что он нам хорошо известен», — сказал Ле Дриан в ходе слушаний во французском сенате.

Активность частных военных компаний в Африке действительно беспокоит многие западные страны, в частности Францию, отметил Дюбьен. При этом Россия и европейские страны «не обречены на конфликт» в Африке, считает Дюбьен. По словам эксперта, Россия уже имела опыт сотрудничества с ЕС в рамках миссий в Африке — например, Москва помогала миротворческим усилиям европейцев в Чаде. Кроме того, несмотря на опасения Франции относительно деятельности ЧВК, Париж достаточно спокойно относится к официальным контактам российских силовых служб и разведки с африканскими партнерами, например, для борьбы с терроризмом. «Африка наряду с украинским досье может стать тестом для европейско-российских в целом и для франко-российских отношений в частности», — резюмировал Дюбьен.

Что касается Китая, то там пока не воспринимают Россию ни как партнера, ни как угрозу, считает профессор факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Алексей Маслов. До сих пор Москва и Пекин действовали в Африке обособленно друг от друга и им не приходилось что-то делить, отметил он. «Сферы, в которых Китай пытается играть на поле России, — строительство АЭС на континенте или подготовка военных. Но пока эти зачатки конкуренции не отразились на российско-китайских отношениях», — пояснил эксперт в разговоре РБК.

Расширение присутствия России в Африке может привести к столкновению Москвы с интересами других внешних игроков, но случится это не раньше чем через пять лет, спрогнозировал Маслов. Конкурентное преимущество России может дать хорошая репутация на континенте, отметил Нитлинг. Отношения Москвы с африканскими странами имеют более глубокие корни, чем у Китая. Россия помогала ряду стран в борьбе за независимость и поэтому не воспринимается как враг или неоколониальная держава, добавил Нитлинг. В будущем преимущество России мог бы дать высокий уровень экспертизы по африканским странам, добавил Маслов.

По материалам  РБК.

Автор публикации

не в сети 3 дня

Константин

Комментарии: 0Публикации: 293Регистрация: 06-12-2017